?

Log in

No account? Create an account
Режисер Хржановский задумал свой кинопроект Дау в 20о6 году.
Сценарий фильма основан на мемуарах Конкордии Терентьевны Дробанцевой, жены Льва Ландау, опубликованных в 1999 году в виде книги «Академик Ландау: Как мы жили». По словам Ильи Хржановского, кроме мемуаров вдовы в сценарий легли факты, полученные им в результате работы с архивными документами. «Мне бы хотелось построить фильм по принципу „Расёмона“: взгляд на одну личность с различных точек зрения», — говорил Хржановский. В мае 2006 года на Международном кинофестивале в Каннах проект фильма попал в число 17 наиболее перспективных мировых проектов в официальной программе «Ателье режиссёров».

В 2007 году планировалось, что бюджет фильма составит 3,5 млн долларов. В конце 2008 года появились сведения, что бюджет фильма достигнет 10 млн долларов. Роль Ландау досталась Теодору Курентзису. На роль Коры, жены профессора, претендовала актриса Елена Яковлева. Съёмки начались в апреле 2008 года в Санкт-Петербурге. Основная часть съёмок прошла в Харькове, а также в Баку, Москве, Лондоне и Копенгагене. В эпизодических ролях снялись многие непрофессиональные актеры, в том числе довольно известные политические деятели Украины.
Начиталась многого и интересного, но все такое противоречивое, что ограниусь двумя ссылками:
https://www.film.ru/articles/vse-chto-vy-hoteli-znat-o-dau-chast-1
https://www.film.ru/articles/vse-chto-vy-hoteli-znat-o-dau-chast-2
А остальное на ваше усмотрение -хотите - смотрите.
Я же покажу небольшой фильм о Ландау. ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ!

Tags:





Хочу показать две публикации.Кое в чем они дублируют друга. Но хочется более полно рассказать о постановке спектакля С.Юрским.
Первая - из архива 5 канала Петербурга
Культурный слой.
Вторая из Из журнала
"Галерея красивых домов и квартир"
№2 / февраль 2019 Автор Лев Лурье

1)
Сергей Юрьевич Юрский - не только знаменитый актер, но и режиссер. К тому же он один из основателей нового жанра в советском искусстве - телевизионного театра.

Лев Лурье: В 1969 году знаменитый Георгий Товстоногов, художественный руководитель Большого драматического театра, предлагает своему ведущему молодому актеру Сергею Юрскому заняться режиссурой и попробовать поставить какую-нибудь пьесу. Юрский выбирает для инсценировки роман Хемингуэя «Фиеста». История постановки «Фиесты», имевшая драматические последствия для всех, кто участвовал в этом спектакле, и будет сюжетом нашей сегодняшней передачи.

Большой драматический театр в шестидесятые годы переживает расцвет. Билеты на спектакли не достать, очередь в кассу занимают с вечера, на премьеру поклонники приезжают из других городов. Все это благодаря художественному руководителю театра – Георгию Товстоногову. С его приходом в 1956 году заурядный городской театр приобретает всесоюзную известность. Актерский состав звездный: Ефим Копелян, Павел Луспекаев, Владислав Стржельчик, Виталий Полицеймако. В 1957 году Товстоногов приглашает в труппу Сергея Юрского, который едва закончил второй курс театрального института.

Лев Лурье: В этой знаменитой гримерке сидели Сергей Юрский, Олег Басилашвили и Анатолий Гаричев. В театре росло целое поколение молодых звезд. «Фиеста» для этого поколения могла стать тем, чем стала для вахтанговского театра «Принцесса Турандот» или «В поисках радости» для «Современника». Это был спектакль, который выражал дух поколения.

В тридцать с небольшим Юрский известен всей стране благодаря ролям Викниксора в «Республике ШКИД» и Остапа Бендера в «Золотом теленке». В театре ему доступны любые амплуа и жанры. Это и юный Адам, и грузинский старик Илико, и Эзоп. Юрский не похож на обычного актера. Университетски образованный юрист, со странной внешностью и пластикой. После роли Чацкого в «Горе от ума» он становится не просто знаменитым, но еще и модным. Это любимец ленинградской интеллигенции. В нем чувствуется знак поколения. Свой первый спектакль Юрский решает поставить по Хемингуэю – кумиру поколения шестидесятников.

Сергей Юрский, народный артист России: Это то, чего нам не хватало. В Хемингуэе мы, люди шестидесятых годов, находили откровенность, которой нам недоставало в драматургии того времени.

Эдуард Кочергин, народный художник России, заслуженный деятель искусств России: Он собрал потрясающий ансамбль артистов, которые, кстати, были ему безумно преданы.

Евгений Чудаков, заслуженный артист России: Эмма Попова, Миша Волков и все эти разные люди поверили Сереже. Поэтому получилась эта товарищеская атмосфера, а не театральная.

В театре Товстоногова привыкли к абсолютному подчинению метру. Товстоногов – диктатор, перед которым трепещут даже народные артисты. У режиссера Юрского совершенно другая манера репетиции, он не порабощает, а оставляет простор для самовыражения. И это привлекает актеров, занятых в спектакле.

Владимир Рецептер, народный артист России: С актерами, с нами, участниками действа, он иногда разумно хитрил. Вот я помню, как я пришел к нему в гримерку и стал заваливать его вопросами: «А как мне играть здесь? А что герой имеет в виду?». Юрский ничего мне не стал объяснять. Он хотел, чтобы я был самостоятелен в этой роли.

Сергей Юрский, народный артист России: Принцип моей режиссуры состоит в том, что при любом количестве действующих лиц на сцене не должно быть массовки. Каждый актер играет личность, у каждого есть пространство для выявления себя.

Спектакль еще не поставлен, а в театре о нем уже говорят с восторгом. Наконец наступает время показа «Фиесты» Товстоногову. Мастер внимательно смотрит, долго молчит, затем, не сказав даже традиционное «спасибо», встает и уходит из зала.

Владимир Рецептер, народный артист России: Чем дальше, тем больше я понимаю Георгия Александровича: его смущало возникновение другого режиссера, другой актерской труппы, формирующейся вокруг Сергея.

Репертуарный театр – это семья и абсолютная монархия. Здесь должен быть только один мастер и отец семейства. Товстоногов классический пример авторитарного театрального руководителя. Он понимает - роль неформального лидера, которую неожиданно получил Юрский, грозит расколом театра. Поэтому спектакль «Фиеста» так и не выходит на сцене БДТ.

Сергей Юрский, народный артист России: Дальше была драма наших взаимоотношений с Георгием Александровичем. Это была не трагедия, но драма. После нее возникла идея сделать этот фильм.

Лев Лурье: Мы привыкли к тому, что телевидение находится под особым цензурным контролем. А в Ленинграде начала семидесятых это было не совсем так. Здесь, на Чапыгина, 6, правил либеральный и просвещенный директор Борис Максимович Фирсов. И на телевидении было позволено гораздо больше, чем в театре или, например, в журналах. Поэтому Сергей Юрский приходит именно к Фирсову с идеей поставить «Фиесту» как телеспектакль. Он получает согласие.

Сергей Юрский, народный артист России: Фирсов был просвещенным либералом. Он отличал хорошее от плохого, он отличал качество от халтуры и брал на себя ответственность.

Борис Гершт, режиссер–постановщик: Это был расцвет. Приходишь на студию – в бюро пропусков толпятся народные артисты России и СССР, которые торопятся на съемки. То, что не могли сыграть в теате, играли на телевидении.

Александр Белинский, режиссер, народный артист России: О каких же актерах шла речь? Толубеев, Юрский, Смоктуновский, Доронина всем обязаны именно телевидению.

Телевизионные спектакли, в которых участвует цвет театрального Ленинграда, пользуются у зрителей особой популярностью. Только по телевизору жители провинциальных городов могут увидеть театральных звезд. Режиссеры на телевидении свободнее в выборе драматургического материала. Они ставят не только пьесы советских драматургов, но и лучшее из русской и зарубежной классики.

Лев Лурье: Идея театра на телевидении, она появляется как раз здесь, в Ленинграде. Здесь была такая специальная редакция литдрама, которая выпускала до двадацати спектаклей в год. Причем работали лучшие мастера, собственно, создатели этого жанра – Давид Карасик, Иван Ермаков, Александр Белинский. Снимали в разных студиях, но прежде всего – в этой самой большой студии телевидения, в Первой. Именно здесь Сергей Юрский и снимает «Фиесту».

Сергей Юрский, народный артист России: В тот момент, на переломе шестидесятых и семидесятых годов можно было создать такую компанию. Потому что для того, чтобы сделать декорации для «Фиесты» (действие происходит и в Париже, и в Испании) нужен был Кочергин. И он нашелся.

Эдуард Кочергин, народный художник России, заслуженный деятель искусств России: За какие-то копейки все это было сделано. Я предложил сделать все в эстетике условного театра.

Марина Дмитревская, главный редактор «Петербургского театрального журнала»: Этот спектакль замечателен тем, что он сделан из ничего. Была энергетика великих актеров, которые сыграли чуть ли не лучшие свои роли.

В 1965 году на съемках телеспектакля Давида Карасика «Большая кошачья сказка» Сергей Юрский знакомится с молодой актрисой Натальей Теняковой. Он приглашает ее сыграть одну из главных ролей в телевизионной версии спектакля «Фиеста» - Брет Эшли. Во время работы над спектаклем между актрисой и режиссером развивается бурный роман, который скоро закончится счастливым браком. Атмосфера творческого взлета передается всей съемочной группе. В условных бюджетных декорациях актеры играют азартно, они будто живут в далекой Испании и Франции.


Сергей Юрский, народный артист России: Есть дыхание и Испании, и Парижа, хотя никаких условий для этого не было. Денег было очень мало. Но дело не в этом. Люди работать умели так, что рождали свои фантазии.

Русские в роли иностранцев обычно выглядят достаточно забавно. В телеспектакле «Фиеста» актеры не пытаются копировать Запад, они играют самих себя, выражают личные искания, сродни своим героям. Национальная принадлежность здесь вещь второстепенная. Однако роль молодого испанца – матадора – случай особенный. Требуется артист, способный передать страстность испанского тореро, его внутреннюю свободу, к которой так стремятся остальные персонажи спектакля.

Лев Лурье: В 1964 году сюда в Вагановское училище поступает молодой человек из Риги Михаил Барышников. И вскоре в городе заговорили о том, что этот молодой ученик по своему таланту равен, может быть, Нижинскому и Нуриеву. Когда он дебютирует на сцене Кировского театра, оказывается, что такого танцовщика Мариинская сцена давно не видела. И Сергей Юрский совершает неожиданный шаг – он приглашает балетного артиста на драматическую роль Матадора в своем телеспектакле «Фиеста»

Сергей Юрский, народный артист России: Как драматическому артисту доказать, что он тореро? Конечно, здесь вопрос прежде всего в пластике. Балетный актер – то, что было нужно. Именно Барышников мог лучше всех сыграть настоящую Испанию.

Марина Дмитревская, главный редактор «Петербургского театрального журнала»: Это было время, когда люди говорили на эзоповом языке. В крупных планах Гая, Волкова, Рецептера поколение читало себя.

Телефильм «Фиеста» снят и смонтирован. Однако выпускать его в эфир начальство не торопится. Вразумительных объяснений нет. На Лениградском телевидении один за другим меняются директора, а картина лежит на полке. Постепенно выясняется, что дело не в директорах, а в высшем руководстве города.

Эдуард Кочергин, народный художник России, заслуженный деятель искусств России: Насколько я знаю, лично Юрского терпеть не мог Григорий Васильевич Романов. Ему не нравилось, что этот человек свободен изнутри.

Борис Гершт, режиссер–постановщик: Понять логику этих людей, управлявших тогда страной, невозможно. Вот что-то не понравилось Главному, и всё.

Фильм о компании молодых писателей и художников, ищущих праздника жизни, вызывает идеологические опасения. Показывать на всю страну подозрительных бездельников, кочующих из ресторана в ресторан?! Такая картина не может выйти в Ленинграде, городе трудовой славы. Однако на телевидении находятся энтузиасты, которые копируют видеофильм на кинопленку и устраивают полузакрытые показы.

Эдуард Кочергин, народный художник России, заслуженный деятель искусств России: Показывали, кстати, и в Доме Кино. Но этот телевизионный фильм нельзя смотреть на экране: специфика другая, другой жанр.

Юрский добивается приема у главы Комитета по кинематографии и телевидению Лапина. Наконец, телефильм показывают – не анонсируя, в неудобное время и без всякой надежды на повтор. Широкий зритель картину не увидел, но творческая интеллигенция принимает ее с восторгом.

Сергей Юрский, народный артист России: Она имела, я бы сказал, оглушительный успех. Очень много о «Фиесте» писали, хотя мои отношения с критикой в целом очень сложные.

Телеспектакль «Фиеста» в начале семидесятых смотрится необычайно смело и актуально. Он поднимает проблему личного выбора и утверждает невозможность человеческого счастья. Этот пессимизм созвучен времени. В обществе и культуре остается все меньше надежд на перемены. «Фиеста» становится одним из последних заметных явлений официальной культуры. Талантливые работы постепенно уходят в подполье. Художники обречены на внутреннюю эмиграцию или бегство из страны.

Лев Лурье: В 1974 году из гастролей в Канаде не вернулся Михаил Барышников, он стал невозвращенцем. Как тогда полагалось, все, что связано с его именем, должно было быть уничтожено. В частности, и пленка с записью спектакля «Фиеста», но на ленинградском телевидении монтажер Елена Нисимова спрятала пленку. Благодаря этому пленка сохранилась в нашем архиве.

Сергей Юрский становится нежелательным лицом в кино и на телевидении. Вскоре будет дано указание уничтожить все видео-аудио материалы с участием актера. Впрочем, приказ начальства в очередной раз будет проигнорирован техническими службами. В театре Юрского поддерживает Товстоногов, разрешает ставить новые спектакли. В 1973 году Сергей Юрский выпускает спектакль «Мольер» по пьесе Булгакова, где играет главную роль - героя, открыто противостоящего власти. Но в этом неравном противостоянии герой всегда обречен на поражение.

Сергей Юрский, народный артист России: Вышло, что «Фиеста» оказалась конфликтной картиной. В этом конфликте очень многое определилось. Для меня лично определилось еще и то, что я хотел бы делать как режиссер.

Лев Лурье: История «Фиесты» напоминает историю горного обвала. Сначала падает маленький камушек, потом больше и больше, а потом – целая лавина. История, которая не предвещала никаких драматических последствий, через десять лет аукнулась в судьбе Юрского. Лишенный работы, он вынужден покинуть родной театр и вместе с Натальей Теняковой в 1979 году окончательно расстаться с Ленинградом.

2) В 1969 году знаменитый Георгий Товстоногов, художественный руководитель Большого драматического театра, предложил своему ведущему молодому актеру Сергею Юрскому заняться режиссурой и попробовать поставить какую-нибудь пьесу. Юрский выбрал для инсценировки роман Хемингуэя «Фиеста». История постановки «Фиесты» имела драматические последствия для всех, кто участвовал в этом спектакле.
В тридцать с небольшим Юрский был известен всей стране благодаря ролям Викниксора в «Республике ШКИД» и Остапа Бендера в «Золотом теленке». Это был любимец ленинградской интеллигенции. В нем чувствовался знак поколения. И свой первый спектакль Юрский решил поставить по Хемингуэю – кумиру шестидесятников.
В театре Товстоногова привыкли к абсолютному подчинению мэтру. У режиссера Юрского была совершенно другая манера репетиции, он не порабощал, а оставлял простор для самовыражения. Спектакль еще не был поставлен, а в театре о нем уже говорили с восторгом. Наконец наступило время показа «Фиесты» Товстоногову. Мастер внимательно смотрел, долго молчал, затем, не сказав даже традиционное «спасибо», встал и вышел из зала. Товстоногов понимал: роль неформального лидера, которую неожиданно получил Юрский, грозит расколом театра. Поэтому спектакль «Фиеста» так и не вышел на сцене БДТ.
Мы привыкли к тому, что телевидение находится под особым цензурным контролем, а в Ленинграде начала 1970-х это было не совсем так. На Чапыгина, 6, правил либеральный и просвещенный директор Борис Максимович Фирсов. На телевидении было позволено гораздо больше, чем в театре или, например, в журналах, поэтому Сергей Юрский пришел именно к Фирсову с идеей поставить «Фиесту» как телеспектакль.
Телевизионные спектакли, в которых участвовал цвет театрального Ленинграда, пользовались у зрителей особой популярностью. Режиссеры на телевидении были свободнее в выборе драматургического материала. В 1965 году на съемках телеспектакля Давида Карасика «Большая кошачья сказка» Сергей Юрский познакомился с молодой актрисой Натальей Теняковой. Он пригласил ее сыграть одну из главных ролей в телевизионной версии спектакля «Фиеста» – Брет Эшли. Во время работы над спектаклем между актрисой и режиссером развился бурный роман, который скоро разрешился счастливым браком. Атмосфера творческого взлета передалась всей съемочной группе. В условных бюджетных декорациях актеры играли азартно, они будто жили в Испании и Франции.
Русские в роли иностранцев обычно выглядят достаточно забавно. В телеспектакле «Фиеста» актеры не пытались копировать Запад, они играли самих себя, выражали личные искания, сродни своим героям. Национальная принадлежность здесь второстепенна. Однако роль молодого испанца-матадора – случай особенный. В 1964 году в Вагановское училище поступил молодой человек из Риги Михаил Барышников. Когда он дебютировал на сцене Кировского театра, оказалось, что такого танцовщика сцена давно не видела. И Сергей Юрский пригласил балетного артиста на драматическую роль матадора в своем телеспектакле.
Телефильм «Фиеста» был снят и смонтирован, однако выпускать его в эфир начальство не торопилось. Показывать на всю страну подозрительных бездельников, кочующих из ресторана в ресторан?! Такая картина не могла выйти в Ленинграде, городе трудовой славы. Однако на телевидении нашлись энтузиасты, которые скопировали видеофильм на кинопленку и устраивали полузакрытые показы.
Юрский добился приема у главы Комитета по кинематографии и телевидению Лапина. Наконец, телефильм показали, не анонсируя, в неудобное время и без всякой надежды на повтор. Широкий зритель картину не увидел, но творческая интеллигенция приняла ее с восторгом. Телеспектакль «Фиеста» в начале 1970-х смотрелся необычайно смело и актуально. Он поднял проблему личного выбора и утверждал невозможность человеческого счастья. Этот пессимизм был созвучен времени. В обществе и культуре оставалось все меньше надежд на перемены. «Фиеста» стала одним из последних заметных явлений официальной культуры.
В 1974 году из гастролей в Канаде не вернулся Михаил Барышников. Как тогда полагалось, все, что связано с его именем, должно было быть уничтожено, в частности, и пленка с записью спектакля «Фиеста», но монтажер Елена Нисимова спрятала ее. Благодаря этому пленка сохранилась.
Сергей Юрский стал нежелательным лицом в кино и на телевидении. Вскоре было дано указание уничтожить все видео-аудиоматериалы с участием актера. Впрочем, приказ начальства в очередной раз был проигнорирован техническими службами. В театре Юрского поддерживал Товстоногов, разрешал ставить новые спектакли. В 1973 году Сергей Юрский выпустил «Мольера» по пьесе Булгакова, где сыграл главную роль – героя, открыто противостоящего власти.
История «Фиесты» напоминает историю горного обвала. Сначала падает маленький камушек, потом больше и больше, а потом – целая лавина. Через 10 лет этот сюжет аукнулся в судьбе Юрского. Лишенный работы, он вынужден был покинуть родной театр и вместе с Натальей Теняковой в 1979 году окончательно расстаться с Ленинградом.
День памяти жертв Холокоста
Международный день памяти жертв Холокоста — отмечается 27 января. Установлен Генеральной Ассамблеей ООН 1 ноября 2005 года. Инициаторами принятия документа выступили Израиль, Канада, Австралия, Россия, Украина, США, а их соавторами — ещё более 90 государств. Википедия

Ян Карски рассказывал миру о Холокосте. Ему никто не верил
Гури Йельтнес (Guri Hjeltnes)
Международный день памяти жертв Холокоста. В этот день в 1945 году советские части освободили тысячи смертельно больных и изможденных заключенных концлагеря Освенцим-Биркенау к югу от Кракова в оккупированной нацистами Польше.

За три года до этого молодой польский дипломат, офицер и связной польского подпольного движения взволнованно и подробно с точными данными пытался рассказать союзникам о Холокосте. Ему никто не верил. Или его не понимали?

Ян Карски (Jan Karski) предоставлял показания свидетелей о страданиях, унижениях и смерти евреев в Варшавском гетто, рассказывал о событиях в немецком транзитном лагере Избица, о транспортировке евреев в вагонах для перевозки скота в дальние лагеря, об убийствах. Он был католиком, который сообщал союзникам о положении евреев, он встречался с министром иностранных дел Антони Иденом (Anthony Eden) в Великобритании, позднее — с президентом Франклином Д. Рузвельтом в США и рядом других известных руководителей свободного западного мира. Они слушали, но им трудно было понять масштаб того, о чем он говорил. И ничего не происходило.

Взят в плен, подвергнут пыткам

Ян Карски, с 1954 года гражданин — США и в течение нескольких десятилетий — профессор Джорджтаунского университета, в 2012 году получил от президента Барака Обамы (Barack Obama) наивысшую гражданскую награду — медаль свободы. Перед своим уходом Обама решил воздать дань уважения Карски: «Мы должны рассказать нашим детям о том, как может происходить зло, потому что так много людей поддались своим самым низменным инстинктам, потому что так много людей молчали…Ян Карски рассказал правду самому президенту Рузвельту».

Кем он был? Ян Кожелевски родился в католической семье в 1914 году, был самым младшим из восьми детей, вырос в Лодзи, после блестящей сдачи университетских экзаменов был взят на работу дипломатом в МИД Польши.

После нападения гитлеровской Германии на Польшу в сентябре 1939 года Карски был призван в армию, но быстро попал в плен и был посажен в советский, а потом — при «обмене военнопленными» — и в германский лагерь для военнопленных. Он рассказывал: «Меня взяли в плен до того, как я начал сражаться на войне».

Карски сбежал и присоединился к польскому подпольному движению. Он говорил на нескольких языках, хорошо знал географию, имел фотографическую память и широкие связи. Карски стал очень ценным связным и передавал секретную информацию между движением сопротивления и польским эмигрантским правительством в Лондоне.

В своих воспоминаниях «Story of a secret State. My report to the world» он рассказывает, как организованно действовало польское движение сопротивления. Во время выполнения одного задания в Словакии осенью 1940 года Карски был схвачен гестапо и подвергнут пыткам. Он перерезал себе вены на руках, потому что боялся выдать что-нибудь на допросах, но его отправили в больницу, а движение сопротивления помогло ему бежать.

Помните это! Варшавское гетто

Осенью 1942 года Яна Карски посетили два еврейских лидера, сбежавших из Варшавского гетто, чтобы рассказать ему о том, что они называли «войной Гитлера с польскими евреями».

Это двое подсчитали, что более 1,8 миллиона евреев уже были убиты немцами, а 300 000 из 500 000 евреев в Варшавском гетто были депортированы в деревню, где оккупационные власти построили лагерь смерти. Два еврейских лидера попросили Яна Карски донести эту информацию до Уинстона Черчилля (Winston Churchill) и Франклина Д.Рузвельта. Они спросили его, не хочет ли он отправиться в гетто и посмотреть все своими глазами.


В августе 1942 года Карски в оборванной одежде и со звездой Давида проник в гетто с так называемой «арийской» стороны стены гетто. «Я видел страшные сцены», — говорил Карски позднее об этом гетто: измученные, голодные и больные люди.

В уникальном документальном фильме Клода Ланцманна (Claude Lanzmann) «Холокост» Карски рассказал, что видел голые мертвые тела на улицах, детей и стариков с глазами, в которых не было никакого выражения. Он видел, как двое мальчишек из «Гитлер-югенда» ради забавы с громкими криками, стреляя из ружей, гоняли евреев.

Один из еврейских лидеров, адвокат Леон Файнер (Leon Feiner) несколько раз говорил Карски: «Помните это. Помните это».

Ходил переодетый в украинскую форму

Карски побывал в одном немецком лагере, чтобы своими глазами увидеть, что происходило с евреями, которых доставляли сюда поездами. Карский поехал поездом из Варшавы в небольшой городок Избица в украинской военной форме, выдавая себя за солдата, работавшего под немецким командованием.
В лагере Карски видел прибытие поездов с тысячами испуганных и измученных евреев из Чехословакии. У них отбирали багаж, их избивали и унижали. Крики, вопли, страх — Карски обратил внимание на особый запах горелого.

После этого в 1942 году он в возрасте 28 лет отправился в Великобританию, это была опасная поездка через гитлеровскую столицу Берлин, Францию Виши и Испанию, а из Гибралтара на тяжелом американском бомбардировщике Liberator в Лондон. После проверки, продолжавшейся два дня, Карски выдали польскому правительству в эмиграции.
Карски привез с собой микропленку, представил свои рапорты, описал действия движения сопротивления и рассказал о страданиях евреев. Карски встретился с целым рядом людей: президентом Польши Владиславом Рачкевичем (Władysław Raczkiewicz),министром внутренних дел Станиславом Миколайчиком и другими.

Для польских дипломатических руководителей, которым подчинялся Карски, страдания польских евреев отступали на задний план перед борьбой поляков за возвращение своей страны, оккупированной нацистами. Встречаясь с другими союзными лидерами, Карски видел еще меньшее желание делать что-то для евреев.
Для союзников речь шла о том, чтобы выиграть мировую войну, судьба евреев занимала здесь второе место. Говоря другими словами: по мнению союзников, наилучшим способом спасти евреев было победить гитлеровскую Германию.

Тайная встреча с президентом Рузвельтом

В феврале 1943 года Карски встртился с британским министром иностранных дел Антони Иденом. После беседы Иден подвел Карски к окну, внимательно посмотрел на него и сказал: «Вы выглядите так, будто всё испытали на этой войне с одним исключением: немцы Вас не расстреляли. Я желаю вам всего хорошего, м-р Карски. Для меня было честью встретиться с вами». Карски ответил:: «Я — один из тысяч, сэр, один из многих тысяч».

После этого Карски встречался с целым рядом политических лидеров и беседовал также с комиссаром ООН по военным преступлениям.

Ян Карски прибыл в США в июне 1943 года, через два месяца после восстания в Варшавском гетто, которое было жестоко подавлено. Более 10 000 человек были убиты, оставшихся в живых отправили в лагерь смерти Треблинка.

У Карски была назначена секретная встреча с президентом Рузвельтом. У президента, по-видимому, было достаточно времени, писал Карски в своих воспоминаниях. Рузвельт подробно расспрашивал о подпольном движении, о том, как нацисты обращались с евреями. После этого Карски решил, что ему не удалось уговорить Рузвельта предпринять какие-либо действия. Но руководитель Совета по делам военных беженцев (War Refugee Board) пришел к выводу, что американский политик сразу изменился, он занял более активную позицию и начал действовать.
«Я не сказал, что он лжет, я сказал, что не верю ему»

Ян Карски захотел вернуться в Польшу. Но он стал заметной фигурой, дал ряд интервью американской прессе и открыто говорил о положении Польши. Польские эмиграционные власти посоветовали ему остаться. В 1944 году вышли его воспоминания «Story of a Secret State», которые сразу стали бестселлером. После войны он получил звание доктора и продолжал свою деятельность как профессор в Вашингтоне.

История Яна Карски и его поездки в оккупированной нацистами Польше и Европе во время Второй мировой войны достойны того, чтобы о них помнили. Сам он был скромным человеком и мало или почти ничего не рассказывал тысячам своих студентов. Теперь о нем знают, благодаря фильму Клода Ланцманна «Холокост».

Позднее, в 2010 году, Ланцманн снял также фильм «Доклад Карски» (The Karski Report), более подробный рассказ о жизни Карски и том недоверии, с которым он столкнулся. Карски рассказывает о своей встрече в судьей Верховного суда США Феликсом Франкфуртером (Felix Frankfurter), которому рассказал о Варшавском гетто и лагере смерти Белзец. Франкфуртер заявил: «Я Вам не верю». Польский посол в США, присутствовавший на этой встрече, подчеркнул профессионализм и честность Карски. Франкфуртер ответил: «Я не сказал, что он лжет, я сказал, что я ему не верю».

Мы говорим об одном из скромных героев прошлого столетия. Ян Карски достоин того, чтобы о нем вспомнили в Международный день Холокоста.

Фэнни Флэгг

Может вы читали "Жареные зелёные помидоры. А может видели одноименный фильм.
Книгу написала Американская писательница Фэнни Флэгг. Он был опубликован на английском языке в 1987 году.

Сюжет
В 1985 году в Бирмингеме, штат Алабама, домохозяйка Эвелин Коуч (англ. Evelyn Couch) вынуждена навещать свою свекровь в доме престарелых. У них напряжённые отношения, и Эвелин, стараясь избежать её, встречается с ещё одной жительницей дома престарелых, которую зовут Нинни Тредгуд (англ. Ninny Threadgoode). Та начинает рассказывать Эвелин истории из своей жизни в городке Полустанке (англ. Whistle Stop) в глубинке Алабамы, начиная с 1920-х.

Эвелин тяжело переносит кризис среднего возраста, её дети выросли и завели свои семьи, с мужем отношения не самые лучшие, её терзают мысли об одиночестве и смерти. Жизнь её, когда-то ровная и безупречная, потеряла всякий смысл, Эвелин Коуч в свои 48 лет перестала следить за собой, поедание шоколадных батончиков стало единственным лекарством от депрессии. Нинни прожила непростую жизнь, она рано лишилась родителей, рано овдовела, её единственный сын родился неполноценным и тоже не дожил до старости. Несмотря на это, Нинни в свои 86 лет не потеряла любви к жизни, она так полна ею, что навещающая её Эвелин начинает видеть свои горести и печали в другом свете. Постепенно целью визитов в дом престарелых становится не свекровь, а рассказы Нинни и её общество. Женщины, сами того не замечая, становятся подругами. Люди, о которых рассказывает Нинни, начинают много значить для Эвелин, она часто думает о них, они заполняют образовавшуюся пустоту в её жизни. Эвелин Коуч меняет своё отношение к будущему, ведь её старшая подруга напомнила ей, что впереди еще половина жизни.

Книга написана весьма своеобразно, читателю предлагается наблюдать за событиями с разных ракурсов. Автор не придерживается хронологической последовательности, о событиях повествует так, как это обычно бывает в беседе, когда излагают тот эпизод, о котором вспомнилось в данный момент. Некоторую документальность в описании жизни Полустанка придают выдержки из «Бюллетеня Полустанка». В конце книги читателю предлагают несколько рецептов блюд, которые давным-давно подавали в кафе.


В 1991 году появилась экранизация романа — фильм «Жареные зелёные помидоры» с Кэти Бэйтс в роли Эвелин Коуч.
Мне так понравилась книга, что я стала искать еще переводы на русский книги Фенни Флэгг.
Нашла две: "Рождество и красный кардинал и "Рай где-то рядом".
Первая повествует о жизни простых людей в глубинке. Написана таким языком, что не оторваться.
К фантастическому жанру относится роман «Рай где-то рядом», в котором главная героиня, неутомимая Элнер, погибла в результате несчастного случая и попала в Рай, где смогла пообщаться с самим Господом Богом и обитателями Рая. А пока Элнер наслаждалась небесными беседами, на земле творилось настоящее светопреставление. Её нервическая племянница Норма упала в обморок, её приятель Лютер ухнул вместе со своим грузовиком в канаву, а соседка Вербена бросилась штудировать Библию. Глядя на все эти безобразия, Господь пришёл к выводу, что рано пока Элнер в Рай, пусть разберётся с делами земными. Рай, как выясняется, совсем рядом, у нас под боком — среди людей, которых мы любим и которым нужна наша помощь.
По-возможности, советую прочесть.

Приходит НОВЫЙ ГОД

С наступающим Новым Годом!!!
Желаю друзьям исполнения желаний, удачи во всем, доброго года всем!


Так получилось, что у меня сегодня две ёлочки.

"Бухенвальдский набат"

из Википедии:

Бухенвальд (нем. Buchenwald, буквально — «буковый лес») — один из самых больших концентрационных лагерей на территории Германии. Был основан в июле 1937 года, и до апреля 1945 года в нём было уничтожено более 50 000 евреев и людей других национальностей. Ко многим применяли пытки и медицинские эксперименты с летальным исходом.
Набат — оповещение или тревожный сигнал для сбора народа, подаваемый обычно ударами в колокол, реже барабанным боем.
История создания и исполнения
Стихи написал Александр (Исаак) Соболев, который, как и многие евреи того времени, из-за советской политики антисемитизма должен был изменить своё имя Исаак на Александр. Стихи были написаны за два часа под впечатлением услышанного по радио сообщения о том, что в Бухенвальде где на месте концлагеря состоялось открытие Мемориала памяти жертв нацизма возвели башню, увенчанную колоколом.
Стихи автор понёс в главный партийный рупор страны — газету «Правда» — он подумал, что в стране, где умерли миллионы советских граждан, газете будут интересны стихи о недавней трагедии, не говоря уже о том, что их автор — фронтовик и инвалид войны. Он ошибся. Ему дали отказ.
Стихи впервые были напечатаны в газете «Труд» в сентябре 1958 года. После написания Александр Соболев послал слова композитору В. Мурадели, который, получив стихи, позвонил поэту и сказал, что он пишет музыку и плачет…
Вано Мурадели представил песню для выхода на Всесоюзном радио, однако получил отказ. Более того, Лев Ошанин охарактеризовал стихи как: «Мракобесные стихи: мёртвые в колонны строятся!» Далее был ещё ряд неудачных попыток добиться исполнения песни. Так в СССР она не прозвучала, а впервые была исполнена на международном фестивале самодеятельности в Вене.
В СССР её впервые смогли услышать после выхода документального фильма «Весенний ветер над Веной». В 1963 году песня прозвучала в передаче «Голубой огонёк» в исполнении Муслима Магомаева.
Как вспоминает жена Исаака Соболева, после взрывной популярности песни ей звонили «доброжелатели» (антисемиты) и говорили: «Мы тебя прозевали, но голову поднять не дадим»
О песне знали как о «Мурадели: Бухенвальдский набат».
Песню многократно исполняли и за рубежом. В одни из гастролей ансамбля Советской Армии во Франции один из слушателей, потрясённый силой стихов, захотел подарить автору стихов автомобиль. К нему подошёл «человек в штатском» (гебист) и сказал про Соболева: «У него есть всё, что ему нужно!», а сам Соболев жил в то время в бараке-многоквартирке.
Автор умер 6 сентября 1986 года в нищете. За миллионные тиражи пластинок с его песней советские власти гонорар автору не платили. Его вдова в течение десятилетия обходила различные издательств в тщетной надежде опубликовать наследие своего мужа. Ей везде отказывали. В конце концов Татьяна Михайловна пошла на крайний шаг — продала оставшуюся ей после смерти матери трёхкомнатную квартиру и переехала в однокомнатную, а на разницу в цене при содействии Еврейской культурной ассоциации смогла наконец-то издать стихи мужа.
Так только через 10 лет после ухода из жизни Александра Соболева люди смогли увидеть сборник стихов «Бухенвальдский набат. Строки-арестанты».
В 2002 году вдова А. Соболева четыре раза писала обращение к Президенту России В. Путину с просьбой установить в парке Победы на Поклонной горе плиты с текстом «Бухенвальдского набата». Первые три письма Путин проигнорировал. Четвёртое он переслал в Московскую городскую думу. Мосгордума единогласно приняла постановление: отклонить.

"В лесу родилась ёлочка"

Как появилась песня «В лесу родилась ёлочка»?

Однажды председателю Союза писателей Александру Фадееву доложили, что пришла какая-то старуха, просит её принять, говорит, что она стихи пишет. Фадеев велел её впустить. Войдя в кабинет, посетительница села, положила на колени котомку, которую держала в руках, и сказала: «Жить тяжело, Александр Александрович, помогите как-нибудь». Фадеев, не зная как быть, сказал:

— Вы действительно стихи пишете?
— Писала, печатали когда-то.
— Ну, хорошо, — сказал он, чтобы кончить это свидание, — прочтите мне что-нибудь из ваших стихотворений.

Она благодарно посмотрела на него и слабым голосом стала читать:

В лесу родилась ёлочка.
В лесу она росла.
Зимой и летом стройная,
Зеленая была...

— Так это вы написали? — воскликнул изумленный Фадеев. По его распоряжению, посетительницу немедленно оформили в Союз писателей и оказали ей всяческую помощь.

Раиса Адамовна Кудашева (так звали старушку) прожила долгую жизнь (1878-1964). Урожденная княжна Гидройц (литовский княжеский род), в юности она служила гувернанткой у князя Кудашева, позже вышла за него замуж. Работала учителем, а в советское время — библиотекарем. В молодости печаталась, главным образом, в детских журналах.

К славе Кудашева относилась с поразительным равнодушием и долгие годы скрывалась под различными инициалами и псевдонимами. Она объясняла это так: «Я не хотела быть известной, но и не писать не могла». В 1899 году в журнале «Русская мысль» была опубликована повесть Кудашевой «Лери», которая так и осталась её единственным произведением для взрослых. В повести рассказывается об отрочестве и юности девушки из дворянской семьи, её первой большой любви к блестящему офицеру. Всего Раиса Кудашева опубликовала около 200 песенок и рассказов, сказок и стихотворных книжек.

В 1903 году она написала рождественское стихотворение «Ёлка»:

Гнутся ветки мохнатые
Вниз к головам детей;
Блещут бусы богатые
Переливом огней;
Шар за шариком прячется,
А звезда за звездой,
Нити светлые катятся,
Словно дождь золотой...
Поиграть, позабавиться,
Собрались детки тут
И тебе, ель-красавица,
Свою песню поют.
Все звенит, разрастается,
Голосков детских хор,
И, сверкая, качается
Ёлки пышный убор.
***

В лесу родилась ёлочка, в лесу она росла,
Зимой и летом стройная, зеленая была!
Метель ей пела песенки: «Спи, ёлка... баю-бай!»
Мороз снежком укутывал: смотри, не замерзай!
Трусишка зайка серенький под ёлочкой скакал,
Порой сам волк, сердитый волк, рысцою пробегал.
***

Веселей и дружней
Пойте, деточки!
Склонит ёлка скорей
Свои веточки.
В них орехи блестят
Золоченые...
Кто тебе здесь не рад,
Ель зеленая?
***

Чу! Снег по лесу частому под полозом скрипит,
Лошадка мохноногая торопится, бежит.
Везет лошадка дровенки, а в дровнях мужичок.
Срубил он нашу ёлочку под самый корешок...
И вот ты здесь, нарядная, на праздник к нам пришла,
И много-много радости детишкам принесла.
***

Веселей и дружней
Пойте, деточки!
Склонит ёлка скорей
Свои веточки.
Выбирайте себе
Что понравится...
Ай, спасибо тебе,
Ель-красавица!

Эти стихи за подписью «А.Э.» были опубликованы в рождественском номере журнала «Малютка». Как видим, они представляли собой нечто вроде сценария рождественской игры. Детишек призывают петь «веселей и дружней», чтобы заслужить подарки и лакомства, висящие на ёлочке. Но «голосков детских хор» на основе ее стихов раздался только несколько лет спустя.Read more...Collapse )

Празднуем!

Сегодня смогли добраться до меня Иерусалимские мои родичи: младшая дочка и два внука. Третий внук на милуиме - он танкист. Думала, что не приедут из-за бури и потопа. Но обошлось. Добрались благополучно.
Поехали в кафе "Бенедикт", что недалеко от северного въезда в Нетанию. Очень удачно нам дали стол. Большой круглый - он стоял в эркере в конце зала. И мне было удобно сидеть с моим алихоном. Машенька с детьми не смогла приехать - у ее мужа ангина.
Мы уже бывали в этом кафе, поэтому знали, чтО там вкусно. Соломон и картофельные "драники" - это было очень вкусно. Я поела чут-чуть, а остальное взяла "тейк эвей"(с собой). Потом попили кофе со сладким. Черничное варенье и горящая свечка отметили праздничность момента. Домой все добрались спокойно.
Подарочные цветы:



Из официального сайта Л. Мироновой:

Максим Созонтович Березовский (1745, Глухов- 1777, Санкт-Петербург) — русский композитор украинского происхождения.

Подобно Моцарту он начал сочинять музыку в раннем возрасте. Первоначальное образование получил в Глуховской музыкальной школе, а затем в Киево-Могилевской духовной академии.

Одаренного мальчика сразу же заметили и направили ко двору.
В 13 лет Березовский был определен в штат музыкантов наследника престола Петра Федоровича.

После дворцового переворота, возведшего на престол Екатерину II, вместе с другими артистами перешел в итальянскую труппу.
И здесь талант юного музыканта не остался незамеченным. В 1769 году для совершенствования своего дарования Березовский был направлен в Италию, где поступил в знаменитую Болонскую филармоническую академию к не менее знаменитому композитору и музыковеду падре Мартини.
В 1771 году он успешно выдержал экзамен и навечно вписал свое имя в число академиков наряду с такими мировыми гениями, как Джоаккино Россини, Вольфганг Амадей Моцарт, Иоганн Себастьян Бах и др.
Именно в Италии по заказу графа Алексея Орлова, чей флот после победы над турками стоял в Ливорнском порту, Березовский создал свою первую и единственную оперу «Демофонт», которая получила одобрительные отзывы в местной прессе.
На этом счастливый итальянский период для композитора подошел к концу. Настало время возвращаться в Россию.

На родине музыканта встретили холодно. Все достойные его таланту и образованию должности на тот момент были заняты итальянцами. Они были и законодателями музыкальной моды. Сблизившись с Григорием Потемкиным, Березовский собирался открыть в Глухове собственную музыкальную академию, но увы, князь вскоре забыл о своем обещании оказать поддержку, и разработанный самим композитором план будущей alma mater так и осталась на бумаге. Березовский впал в отчаяние, начал сильно пить и в припадке белой горячки перерезал себе горло.
В своем донесении директор придворных театров Иван Перфильевич Елагин записал: «По смерти его ничего не осталось и погрести тело нечем…».

На сегодняшний день многие из сочинений Березовского или утеряны, или находятся в частных коллекциях.




Текст из псалмов Давида: "אל תשליכני לעת זקנה, ככלות כוחי אל תעזבני"
"Не отвергни меня в старости, не оставь меня когда уйдут силы мои"

Profile

zelda_l
zelda_l

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars